BEHAVIORAL RISK FACTORS OF CHRONIC NON-COMMUNICABLE DISEASES IN MEDICAL DOCTORS

Анна С. Исаева1, Лариса А. Резник1, Марина Н. Вовченко1, Алена А. Буряковская1, Инна Э. Довганюк2

1 ГУ “Национальный институт терапии имени Л.Т.Малой НАМН Украины”, Харьков, Украина

2 Винницкий национальный медицинский университет имени Н.И.Пирогова, Винница, Украина

Anna S. Isayeva1, Larisa A. Reznik1, Maryna N. Vovchenko1, Olena O. Buriakovska1, Inna E. Dovganiuk2

1 The Government Institution “National Institute of Therapy named by L.T. Malaya of National Ukrainian Academy of Medical Science”, Kharkov, Ukraine 

2 National Pirogov Memorial Medical University, Vinnitsa, Ukraine 

РЕЗЮМЕ

Введение: Хронические неинфекционные заболевания являются основной причиной смертности в индустриально развитых странах. В основе этой группы болезней лежат абсолютно одинаковые поведенческие факторы риска. Врачи, являются особой группой, полностью осведомленной о правилах коррекции факторов риска, но не всегда соблюдающей рекомендации.

Цель исследования: настоящего исследования было изучить встречаемость различных поведенческих факторов риска у врачей и осознание врачами необходимости коррекции этих факторов.

Материалы и Методы: обследован ٥١ врач различных терапевтических специальностей. Определяли антропометрические показатели – вес, рост, индекс массы тела, окружность талии, состав тела, статус курения, пищевые привычки, показатели физической активности и качества сна. Состав тела изучали с помощью метода биоэлектрического импеданса (Omron Body Composition Monitor BF511). Физическую активность оценивали по количеству шагов в течение дня с использованием шагомер Omron Walking style III step counter HJ-203-EK. Статус курения, пищевые привычки и наличие расстройств сна определяли с помощью опросников.

Результаты: проведенное нами исследование продемонстрировало достаточно низкий уровень физической активности. Медиана, шагов пройденных в сутки у мужчин составила ٨٤٦٢ [٥٧٤٢÷١٠٤٣٠] шагов в сутки и у женщин – ٧٤٧٩ [٥٥٧٤÷١٠٩٩٩] шагов. Эти особенности поведения ассоциированы с избыточным весом, низким уровнем мышечной и высоким уровнем жировой ткани и с повышенным уровнем висцерального жира. При оценке качества сна у значительной части обследованных (преимущественно женщины) были выявлены различные нарушений сна и ассоциированные с ними дневные симптомы. Среди нарушения сна преобладали отсутствие непрерывного сна и ранние пробуждения (٥٣ ٪ женщин и ٤٧ ٪ мужчин).

Выводы: cреди врачей терапевтических специальностей большая часть обследованных имели низкую физическую активность, нарушения сна и пищевого поведения. Высокая встречаемость поведенческих факторов риска среди врачей диктует необходимость создания специальных профилактиеских программ, ориентированных на медицинских работников.

ABSTRACT

Introdukcion: Group of chronic communicable disease is the main cause of mobility and mortality in industrially and development countries. The same behavioral risk factors are in the basis of these diseases. On the one side medical doctors are completely aware about risk factors management, from the other side, they are mainly unable to maintain healthy life style.

The aim of the present study was to assess behavioral risk factors in medical doctors and awareness of need to maintain healthy life style. Fifty one medical doctors of different specialties were included in the study. Anthropometric parameters (high, weight, waist circumference, body mass index, body composition, smoking status, nutrition habits, sleep quality and physical activity were studied. The body composition was assessed with Omron Body Composition Monitor BF511. Physical activity was measurement by pedometer Omron Walking style III step counter HJ-203-EK. The status of smoking, nutrition habits and sleep quality were analyzed with standardized questionnaires.

Materials and Methods: Fifty one medical doctors of different specialties were included in the study. Anthropometric parameters (high, weight, waist circumference, body mass index, body composition, smoking status, nutrition habits, sleep quality and physical activity were studied. The body composition was assessed with Omron Body Composition Monitor BF511. Physical activity was measurement by pedometer Omron Walking style III step counter HJ-203-EK. The status of smoking, nutrition habits and sleep quality were analyzed with standardized questionnaires.

Results: very low level of physical activity was found in medical doctors. Median of steps per day in male subjects was 8462 [5742÷١٠٤٣٠] and 7479 [5574÷١٠٩٩٩] in female. Such physical activity was associated with overweight; low muscular and high fat tissue as well as with increased level of visceral fat. Different sleep disorders and associated day symptoms were detected in investigated medical doctors. Absence of continuous sleep and early awakenings dominated between diagnosed sleep disorders. Fifty three percent of women and 47 percent of men had early awakenings.

Conclusions: the main part of medical doctors in present study had low physical activity, sleep disorders and unhealthy nutrition behavior. So, special programs designed for medical professionals are needed to correct risk of chronic non-communicable disease related to behavioral factors.

Wiad Lek 2017, 71, 6 cz. I, 1083-1087

ВВЕДЕНИЕ

Модификация основных поведенческих факторов риска, таких как курение, питание, низкая физическая активность, чрезмерное потребление алкоголя в сочетании с коррекцией различных проявлений расстройств сна существенно снижают заболеваемость и смертность от хронических неинфекционных заболеваний [1]. Во многом эти задачи решаются с помощью индивидуального или группового консультированию пациентов, которое проводится специальными командами, состоящими из медсестер, диетологов и инструкторов по физической активности. Однако центральной фигурой, от мнения которой зависит принятие решений пациентами, является врач. В связи с этим соблюдение врачом принципов здорового образа жизни является достаточно важным. Если врач сам регулярно занимается спортом, следует принципам здорового питания, не курит, соблюдает рациональный режим труда и отдыха, он с большей уверенностью передаст соответствующий настрой и пациенту. Кроме того, профессия врача связана с высоким уровнем хронического стресса и зачастую с работой в ночное время, что еще больше увеличивает риск развития и прогрессирования хронических неинфекционных заболеваний. В связи с этим приверженность к здоровому образу жизни исключительно важна для лиц данной специальности.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Целью настоящего исследования было изучить встречаемость различных поведенческих факторов риска у врачей и осознание врачами необходимости коррекции этих факторов.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Обследование объединило 51 врача 4 различных специальностей: терапевты – 16 человек (31,4%), кардиологи – 14 (27,5%), гастроэнтерологи – 12 (23,5%) и пульмонологи – 9 (17,6%). Из включенных в исследование лиц большинство составили женщины – 27 (53%). Число лиц мужского пола составило соответственно 24 человека (47%).

Среди обследованных у 17 врачей (33,3%) была диагностирована гипертоническая болезнь; у 8 (15,7%) – хроническая ишемическая болезнь сердца, у 2 (3,9%) – бронхиальная астма, у 11 (21,6%) – ожирение, у 3 (5,9%) – сахарный диабет второго типа и у 2 (3,9%) – язвенная болезнь вне обострения.

Всем определяли рост, вес, объем талии. Рассчитывали индекс массы тела (ИМТ) по формуле вес (кг)/рост (м2). Физическую активность оценивали по количеству пройденных за день шагов с помощью педометра Omron Walking style III step counter HJ-203-EK. Обследуемые измеряли количество пройденных за трое суток шагов, после чего рассчитывалось среднее количество пройденных шагов в сутки.

Состав тела изучали с помощью метода биоэлектрического импеданса. Использовали прибор Omron Body Composition Monitor BF511. Оценивали соотношение мышечной и жировой ткани, долю висцерального жира.

Пищевые привычки врачей исследовали с помощью самостоятельно разработанного опросника (таблица I).

Нарушения сна оценивали при помощи Международной классификации нарушений сна, 3 издание, разработанной Американской Академией Медицины Сна, 2014.

Статистический анализ. Статистический анализ выполнялся с помощью программного обеспечения SPSS, версии 17.0.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Медиана возраста обследуемых составила 48,0 [32,5÷55,0] лет. В таблице II представлены антропометрические показатели, полученные при обследовании врачей.

При анализе состава тела (соотношение жировой и мышечной ткани, количество висцерального жира) установлено, что у обследованных содержание висцерального жира превышало половозрастную норму.

Среди обследованных 4 врача (7,8 %) заявили о том, что курят в настоящее время и 5 врачей (9,8 %) о том, что курили в прошлом (более 5 лет назад).

Результаты подсчета количества пройденных за сутки шагов свидетельствуют о недостаточной физической активности большинства участников исследования. Так медиана пройденных за сутки шагов среди всех включенных в исследование врачей составила 8007 [5742÷10430], при этом мужчины проходили в среднем 8462 [5742÷10430] шагов в сутки, женщины – 7479[5574÷10999] шагов. В той или иной мере недостаточная физическая активность обследованных врачей была связана с ежедневным использованием автомобилей – 27,7 % из общего числа респондентов ежедневно пользуются автомобилем. Среди мужчин это процент был более высоким – 55,5 %, среди женщин ниже – 18,5 %. При этом регулярными физическими тренировками занимались только 22,2 % участника исследования, причем все они женщины.

Оценка пищевого поведения врачей продемонстрировала, что большая часть докторов употребляла более 5 г поваренной соли в сутки. Также врачи употребляли сладкие газированные напитки более 3-х раз в неделю, несмотря на то, что практически все они осознавали вред этих напитков для здоровья. Также достаточно большая часть опрошенных докторов признали, что они не исключают сознательно транс жиры из рациона, а также далеко не всегда изучают состав продуктов при их покупке.

Оценка качества сна выявила различные виды диссомнии у достаточно значительной части обследованных. При этом как распространенность нарушений сна, так и частота и продолжительность ассоциированных дневных симптомов были достоверно выше у врачей женщин (таблица IV). Среди различных видов диссомнии наиболее часто встречались такие, как нарушения поддержания непрерывного сна и ранние пробуждения. Следствием этого была неудовлетворенность качеством жизни, которая наиболее часто проявлялась в дневной сонливости, нарушении внимания, концентрации или памяти, склонности к ошибкам, уменьшении энергичности и инициативности, что приводило к концентрации на ощущении неудовлетворенности своим сном. При этом у значительного числа обследованных нарушения сна и ассоциированные дневные симптомы присутствуют не менее 3 раз в неделю на протяжении не менее 3-х месяцев.

Таким образом, результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что врачи сами недостаточно придерживаются тех рекомендаций, которые в своей ежедневной практике дают пациентам. Следует отметить, что сами врачи наиболее информированы о необходимости коррекции таких поведенческих факторов риска как низкая физическая активность, курение и избыточное потребление соли. Следует отметить, что через год после обследования, 34 (66,6 %) врачей отметили, что они изменили свой образ жизни и существенно пересмотрели свое питание и уровень физической активности.

Наши данные, полученные при обследовании украинских врачей, отличаются от результатов опроса, проведенного Bolbrinker J et al. среди европейских медиков. Так авторы выявили тесную взаимосвязь между осознанием рекомендаций и их внедрением в свою повседневную практику. При этом европейские медики больше внимания уделяли регулярным физическим нагрузкам и коррекции веса в сравнении с другими рекомендациями по здоровому образу жизни [2].

В то же время среди студентов-медиков выявлен высокий уровень таких факторов риска, как курение, гиподинамия и потребление нездоровой пищи. Поведенческие факторы риска в большей степени были выражены у студентов медицинских институтов в сравнении с будущими педагогами и инструкторами по физической активности. Вследствие этого у студентов медицинских институтов чаще отмечались признаки абдоминального ожирения [3]. Польские студенты-медики были недостаточно информированы о факторах риска кардиоваскулярных заболеваний [4].

При анализе распространенности курения среди украинских врачей и врачей-кардиологов из Италии получены сопоставимые данные. Так, по данным нашего исследования 7,8% врачей курят в настоящее время и 9,8 % врачей курили в прошлом. В то же время среди итальянских кардиологов курильщиками оказались 9,5% опрошенных. При этом большинство кардиологов (93%) сообщили о положительном отношении к стратегии прекращения курения, 62 % из них считают, что кардиологи сами должны лечить зависимость от курения, хотя у них отсутствуют специальные инструменты (70 %) и недостаточно знаний (66 %) [5].

Результаты довольно большого (n=7228) турецкого исследования свидетельствуют о том, что в когорте врачей среднего возраста распространенность хронических неинфекционных заболеваний была ниже, чем среди населения в целом. Исключение составляли гиперлипидемии и ишемическая болезнь сердца. При этом врачи отличались низким уровнем использования скрининговых методов обследования [6].

Следует отметить, что врачи подвержены дополнительному фактору риска – стрессу. При сравнении реакции врачей и медсестер на стресс было показано, что в большей степени стрессу были подвержены именно врачи [7].

В последнее время большое значение уделяется такому существенному и потенциально модифицируемому фактору риска хронических неинфекционных заболеваний, как расстройство сна (ХНИЗ) [8]. Продолжительность сна менее 6 часов в сутки ассоциируется с увеличением риска смертности от всех причин. Эта связь более значима для больных гипертонической болезнью и сахарным диабетом 2 типа [9]. Обусловленная такими факторами как ночная или посменная работа, уход за ребенком в первые годы после родов, депривация сна, способствует повышению аппетита за счет увеличения потребления сладкого, соленного и пищи с высоким содержанием крахмала [10]. Как следствие, увеличивается риск развития сахарного диабета в 2 раза при продолжительности ночного сна менее 5 часов [11]. Выделяют расстройства сна, ассоциированные с нарушением дыхания и не связанные с ним [12]. Последние широко распространены среди медицинского персонала, в связи с тем, что работа в ночное время и хронический стресс к этому предрасполагают [13,14]. У значительной части обследованных нами врачей также были выявлены разного рода расстройства сна. Они существенно снижали качество жизни докторов и вызывали у них ощущение хронической усталости. Можно говорить о формировании порочного круга, при котором поведенческие факторы риска приводят к различным видам нарушения сна, а они, в свою очередь, снижают приверженность к таким важным принципам здорового образа жизни, как регулярные физические нагрузки, приготовление здоровой пищи и т.д.

Проведенное нами исследование продемонстрировало достаточно низкий уровень физической активности и преобладание нездоровых пищевых привычек у украинских врачей. Эти особенности поведения ассоциированы с избыточным весом, низким уровнем мышечной и высоким уровнем жировой ткани или с повышенным уровнем висцерального жира. Выявленные нами тенденции свидетельствуют о том, что существует определенная дистанция между информированностью о важности соблюдения принципов здорового образа жизни и мотивацией к их выполнению. На наш взгляд, широкое оповещение врачей о результатах крупных исследований, убедительно свидетельствующих о влиянии отказа от курения, соблюдения определенных диет и выполнения дозированной физической нагрузки на заболеваемость и смертность от большинства ХНИЗ, поможет изменить ситуацию к лучшему. Полученные данные диктуют необходимость создания специальных программ, ориентированных на врачей, по коррекции поведенческих факторов риска.

ВЫВОДЫ

1. Среди врачей терапевтических специальностей большая часть обследованных имели низкую физическую активность, нарушения сна и пищевого поведения.

2. Высокая встречаемость поведенческих факторов риска среди врачей диктует необходимость создания специальных профилактиеских программ, ориентированных на медицинских работников.

ЛИТЕРАТУРА

1. Piepoli MF, Hoes AW, Agewall S (2016) European Guidelines on cardiovascular disease prevention in clinical practice: The Sixth Joint Task Force of the European Society of Cardiology and Other Societies on Cardiovascular Disease Prevention in Clinical Practice (constituted by representatives of 10 societies and by invited experts). Eur Heart J 29: 2315-2381.

2. Bolbrinker J, Zaidi Touis L, Gohlke H et al. (2017) European guidelines on lifestyle changes for management of hypertension: Awareness and implementation of recommendations among German and European physicians.

3. Anischenko A., Arhangelskaya A., Klenov M. et al. (2017) Behavior Risk Factors Among Russian Students. Int Q Community Health Educ 37: 93-98.

4. Kalka D, Domagala Z, Rusiecki L et al. (2016) Cardiovascular Risk Factors Among Lower Silesian Students of the Faculty of Medicine: Knowledge and Distribution. Adv Clin Exp Med 25: 341-347.

5. Frisinghelli A, Cesana F, Clavario P et al. (2015) Italian cardiologists and tobacco smoking. A survey on the prevalence and knowledge of smoking and strategies for smoking cessation in a cohort of Italian cardiologists. G Ital Cardiol (Rome) 16: 426432.

6. Unal S, Tanriover MD, Ascioglu S et al. (2017) Turkish doctors’ cohort: healthy despite low screening. Postgrad Med 129: 393-398.

7. Lala AI, Sturzu LM, Picard JP et al. (2016) Coping behavior and risk and resilience stress factors in French regional emergency medicine unit workers: a cross-sectional survey. J Med Life 9: 363-368.

8. Jaiswal SJ, Owens RL, Malhotra A. Raising awareness about sleep disorders. Lung India. 2017 May-Jun; 34 (3):262-268.

9. Vgontzas ANLiao DPejovic S et al. Insomnia with short sleep duration and mortality: the Penn State cohort. Sleep.010 Sep;33(9):1159-64.

10. Spiegel I, Mardinly AR, Gabel HW et al. (2014). Npas4 Regulates Excitatory-Inhibitory Balance Within Neural Circuits Through Cell-Type-Specific Gene Programs.  Cell. 157:1216-29.

11. Yaggi H.K. at al 2006. Sleep duration as a risk factor for the development of type 2 diabetes. Diabetes care, 29: 651-61.

12. Comer DM. Feasibility of a respiratory nurse specialist-led sleep disorder service in a district general hospital. J R Coll Physicians Edinb. 2017 Jun;47(2):156-158.

13. Martin JS, Laberge L, Sasseville A et al. Day and night shift schedules are associated with lower sleep quality in Evening-types. Chronobiol Int. 2015 Jun;32(5):627-36. doi: 10.3109/07420528.2015.1033425. Epub 2015 Jun 2.

14. Niu SF, Miao NF, Liao YM et al. Sleep Quality Associated With Different Work Schedules: A Longitudinal Study of Nursing Staff. Biol Res Nurs. 2017 Jul;19(4):375-381.

АДРЕС ДЛЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ

Анна Исаева

ГУ «Национальный институт терапии имени Л.Т. Малой

НАМН Украины», Харьков, Украина

тел: +3 8050 400 65 50  

е-mail: anna_isayeva_74@yahoo.co.uk

Прислано: 15.07.2017

Утверждено: 20.11.2017

Таблица I. Оценка пищевых привычек в обследованной когорте врачей.

Потребляетe ли Вы более 5 г поваренной соли в сутки?

Знаете ли Вы о необходимости ограничения соли в пищу?

Исключаете ли Вы транс жиры из рациона?

Знаете ли Вы о возможном негативном влиянии транс жиров на здоровье?

Изучаете ли Вы состав пищевых продуктов при их приобретении в супермаркете?

Считаете ли Вы необходимым знать состав продуктов перед их употреблением?

Таблица II. – Антропометрические показатели обследованных врачей

Показатель

Мужчины (n=24)

Женщины (n=27)

Вес, кг

71,5 [62,0÷٨٥,٥]

69,0 [58,5÷٩٠,٥]

Рост, см

175,0 [173,0÷١٧٨,٥]

164,05 [158,0÷١٦٨,٠]

Индекс массы тела, кг/м2

25,5 [22,0÷٣٢,٣]

26,9 [24,0÷٣٥,٥]

Объем талии, см

89,0 [86,0÷٩٢,٠]

82,0 [75,0÷٩٣,٠]

Жировая ткань, %

39,6 [33,5÷٤٨,٤]

38,1 [31,6÷٤٢,٠]

Висцеральный жир, %

8,5 [6,0÷١٢,٥]

12,0 [8,5÷١٩,٥]

Мышечная ткань, %

27,1 [24,50÷٣١,٠]

26,5 [23,0÷٣٠,٠٥]

Таблица III. Пищевые привычки обследованных врачей.

Вопросы

Все обследованные

(n=51)

n (%)

Мужчины (n=٢٤)

n (%)

Женщины (n=٢٧)

n (%)

Р

Потребление поваренной соли более ٥ г в сутки

18 (35,2%)

4 (16,6%)

14 (51,8%)

7,52 р=0,006

Знание о вреде избыточного потребления поваренной соли

51 (100%)

24 (100%)

27 (100%)

Не исключают транс жиры из рациона

16 (31,4%)

6 (25,0%)

10 (37,0%)

0,39 р=0,53

Знают о необходимости контроля уровня потребляемых транс жиров

44 (86,2%)

24 (100%)

20 (74,0%)

5,19 р=0,023

Читают состав продуктов при покупке

20 (58,8%)

12 (50,0%)

18 (66,%)

0,85 р=0,357

Осознают необходимость прочтения и анализа составляющих пищевых продуктов

26 (50,9%)

1 (4,1%)

25 (92,5%)

36,3 р=0,00001

Употребляют сладкие газированные напитки

28 (54,9%)

6 (25,0%)

23 (85,1%)

16,37 р=0,0001

Таблица IV. Оценка нарушений сна у врачей.

Характеристики нарушений сна и их дневные проявления

Все обследованные

(n=51)

n (%)

Мужчины

(n=24)

n (%)

Женщины

(n=27)

n (%)

Оценка сна

Трудности при засыпании

5 (9,8%)

0 (0%)

5 (18,5%)

Трудности поддержания непрерывного сна

19 (37,3%)

0 (0%)

19 (70,3%)

Ранние пробуждения

17 (33,3%)

1 (4,1%)

16 (59,2%)

Невозможность заснуть согласно привычному распорядку дня

10 (19,6%)

0 (0%)

10 (37,0%)

Дневные симптомы

Тошнота/рвота

2 (3,9%)

0 (0%)

2 (7,4%)

Нарушение внимания, концентрации или памяти

24 (47,1%)

4 (16,6%)

20 (74,0%)

Нарушения в социальной, семейной или профессиональной сфере

5 (9,8%)

1 (4,1%)

4 (14,8%)

Нарушение настроения

21 (41,2%)

0 (0%)

21 (77,7%)

Дневная сонливость

25 (49,1%)

1 (4,1%)

24 (88,8%)

Поведенческие проблемы

2 (3,9%)

0 (0%)

2 (7,4%)

Уменьшение мотивации/энергии/инициативности

16 (31,4%)

0 (0%)

16 (59,2%)

Склонность к ошибкам

20 (39,2%)

7 (29,1%)

13 (48,1%)

Концентрация на неудовлетворенности своим сном

19 (37,3%)

1 (4,1%)

18 (66,6%)

Частота и продолжительность симптомов

Нарушение сна и ассоциированные дневные симптомы присутствуют не менее 3 раз в неделю

20 (39,2%)

0 (0%)

20 (74,0%)

Нарушение сна и ассоциированные дневные симптомы сохраняются на протяжение не менее 3 месяцев

17 (33,3%)

1 (4,1%)

16 (59,2%)

Другие причины нарушений сна

Ночные пробуждения, не объяснимые другими расстройствами сна

5 (9,8%)

1 (4,1%)

4 (14,8%)

(в соответствии с международной классификацией нарушений сна, 2014 г.)