RETROSPECTIVE ANALYSIS OF POST-TRAUMATIC STRESS DISORDER

Александр Д. Гавловский, Ирина А. Голованова, Наталья В. Харченко

УКРАИНСКАЯ МЕДИЦИНСКАЯ СТОМАТОЛОГИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ, ПОЛТАВА, УКРАИНА

Alexandr D. Gavlovsky, Iryna A. Holovanova, Natalia V. Kharchenko

UKRAINIAN MEDICAL DENTAL ACADEMY, POLTAVA, UKRAINE

РЕЗЮМЕ

Введение: Наиболее частой формой расстройств у жертв экстремальных событий, которые трудно поддаются лечению и коррекции и проявляются психологическими, социальными и соматическими изменениями является посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Цель: Изучить опыт реабилитации участников на основе коммунального учреждения «Полтавский областной клинический госпиталь для ветеранов войны».

Материалы и методы: Использовались статистическое наблюдение, сводка и группировка материалов статистического наблюдения, метод абсолютных и относительных величин.

Обзор: В нашей стране психические расстройства при чрезвычайных состояниях особенно интенсивно начали изучаться после Чернобыльской катастрофы. Этому вопросу посвящено значительное количество научных исследований. Значительное внимание уделялось анализу нервно-психических и психоневрологических расстройств и установлено, что у тех, кто находился в зоне с повышенной радиацией, психическая дезадаптация возникала через психологические травмы, а не под влиянием ионизирующего излучения.

Выводы: Популярным мероприятием для улучшения самочувствия оказалось занятия арт-терапией, где демобилизованные могли заниматься handmade, создавая собственными руками различного рода изделия. Также хорошим способом улучшения настроения для участников АТО были просмотры фильмов с определенной идеей, смыслом. Самой влиятельной терапией является релаксационные занятия, где воины могут абстрагироваться от всего и насладиться хорошей музыкой или пейзажами. Среди групповых занятий наиболее оговоренной стала тема «путь к миру», где ветераны могли пообщаться с психологом, выразить свои мысли и чувства, при необходимости посоветоваться на будущее.

Abstract

Introduction: The most common form of disorder in the victims of extreme events that are difficult to treat and correct and are manifested by psychological, social and somatic changes is post-traumatic stress disorder (PTSD).

The aim: To study the experience of rehabilitation of participants based on the municipal institution Poltava Regional Clinical Hospital for War Veterans.

Materials and methods: We used statistical observation, consolidation and grouping of materials of statistical observation, method of absolute and relative values.

Review: In our country, mental disorders in emergency situations began to be studied especially intensively after the Chernobyl disaster. A considerable amount of research is devoted to this issue. Neuropsychiatric and psychoneurological disorders were analyzed carefully and it was established that in those people who were in the enhanced radiation zone, mental maladaptation arose due to psychological traumas, but not because of ionizing radiation.

Conclusions: Art therapy turned out to be a popular activity for improving well-being, where the demobilized could do handmade work. Another good way to improve their mood was watching movies with a certain idea, sense. The most influential therapy is relaxation sessions, where the warriors can abstract their mind from everything and enjoy good music or landscapes. Among the group sessions, the “road to peace” theme was the most popular one, where veterans could communicate with a psychologist, express their thoughts and feelings, and, if necessary, consult for the future.

Wiad Lek 2018, 71, 9, 1835-1840

ВВЕДЕНИЕ

В последние десятилетия во всем мире наблюдается рост количества различных катастроф, конфликтов в обществе и микросоциуме. Эта ситуация характеризуется экстремальным воздействием на психику человека. Возникающие в дальнейшем психические расстройства иногда значительно затрудняют социально-психологическую адаптацию пострадавших и соответственно снижают их трудовую активность.

Наиболее частой формой расстройств у жертв экстремальных событий, которые трудно поддаются лечению и коррекции и проявляются психологическими, социальными и соматическими изменениями является посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Данному вопросу в последние годы посвящается все больше научных исследований [Александровский Ю .А. 2005, Mellon SH, Gautam A, 2018]

Термин ПТСР был предложен M. J. Horowitz, который разработал диагностические критерии ПТСР, принятые за основу при составлении американской классификации болезней DSM-III (1976- 1980) [M.J. Horowitz, 1976; F.D.Jones, 1995]. Позже эти критерии претерпели некоторые изменения и в 1995 году были внесены в Международную классификацию болезней 10 пересмотра (МКБ-10) [А. В. Михальский, Ю. А. Царев, 2011]. По определению МКБ-10 ПТСР называется «отсроченная и / или затяжная реакция на стрессовое событие (кратковременную или затяжную) исключительно угрожающего или катастрофического характера, которая в принципе может вызвать дистресс практически у любого человека».

Термин «расстройство» был использован осознанно, поскольку это не болезнь в полном смысле этого слова: по сути, это – нормальная реакция психики на ненормальные обстоятельства. К сожалению, эти симптомы и поведенческие признаки в большинстве случаев вызывают страдания и мешают личностному функционированию пострадавших [А. В. Михальский, Ю. А. Царев, 2011].

Начало ПТСР возникает вслед за травмой после латентного периода, который длится от нескольких недель до 6 месяцев. Течение волнообразное, иногда можно обнаружить хроническое течение на протяжении многих лет и устойчивое изменение личности после переживания катастрофы. Многие люди имеют опыт травматических событий: транспортные аварии, насилия в семье, боевые действия, стихийные бедствия, террористические акты, пожары и др.

Некоторые исследователи ПТСР считают [R. Ursano, 1994; Ю. А. Александровский, 2000], что переживания людей, подвергшихся воздействию различных катастроф, войны, если даже они не получили телесных повреждений, бесследно для них не проходят. Через несколько лет, после пережитой ситуации, у них развиваются различные невротические патохаректорологические стигмы. На их фоне часто формируются патологические состояния [Ch. R. Figley, 1978; J. Wieson, 1978]. Самые привычные формы травм, которые вызывают посттравматические нарушения – те, которые вводят индивида во внезапную, необычную фазу беспомощности и чрезвычайной опасности. ПТСР более серьезный и длится дольше, если стресс, вызванный людьми [1, pp.87-109.].

В нашей стране психические расстройства при чрезвычайных состояниях особенно интенсивно начали изучаться после Чернобыльской катастрофы. Этому вопросу посвящено значительное количество научных исследований.

Значительное внимание уделялось анализу нервно-психических и психоневрологических расстройств и установлено, что у тех, кто находился в зоне с повышенной радиацией, психическая дезадаптация возникала через психологические травмы, а не под влиянием ионизирующего излучения.

Изучались также вопросы клинической характеристики психических нарушений населения, проживающего в зоне радиационного загрязнения и психическим особенностям посттравматических стрессовых состояний у ликвидаторов аварии на ЧАЭС [2, С. 5-10.].

Анализ динамики психических расстройств населения Украины за 2004-2016 гг. свидетельствует о росте заболеваемости алкоголизмом, наркоманией, психосоматические расстройства, то есть тех расстройств, возникновению которых способствуют социально-экономические факторы. Контингент лиц, страдающих психическими расстройствами, в значительной степени пополняется за счет людей, пострадавших от военных действий, стихийных бедствий, аварий и катастроф [М. М. Матяш, Л. И. Худенко – Украинский журнал, 2016]. Ведущую роль среди патологического состава занимают патологии дыхательной системы. Однако вследствие неврологических заболеваний боеспособность снижается около 45% бойцов [Дарий И. В. 2016].

На постсоветском пространстве изучение механизма стресса происходило параллельно на физиологическом и психическом уровнях, иногда велись научные споры по определению механизма первичности процесса: патофизиологическая основа ПТСР или ПТСР вызывает патофизиологические изменения. Сегодня существуют сторонники обеих теорий, а также и третьей, что за холистическим принципом считает обе составляющие одним целым [3, С. 115-162.].

По вопросу, есть ли ПТСР нормальным ответом на ужасное событие, нет однозначного ответа. Долгое время ПТСР считали нормальным ответом на сильный стрессор, который действовал в течение длительного времени после исчезновения стрессора [4].

В большинстве выживших после ужасных травм, таких как война, Холокост или пытки, длительное ПТСР ни возникало [5].

В нескольких недавно проведенных исследованиях было показано, что ПТСР может развиваться и после воздействия слабых часто встречающихся стрессоров, например таких как автомобильные аварии, медицинские манипуляции или инфаркт миокарда [6].

Выделяют семь основных признаков ПТСР:

1. Травма должна содержать угрозу для жизни и индивид должен реагировать на нее интенсивным страхом, ощущением беззащитности и ужасом. Индивид может или переживать лично, или быть свидетелем травмирующего события.

2. Травма переживается повторно в таких вариантах:

• Частые навязчивые воспоминания о событии (пациент жалуется, что он не может прекратить думать о травме).

• Частые ночные кошмары, касающиеся данного события.

3. Индивид действует или чувствует себя так, будто событие повторяется, например флэш-бэки.

4. Избегает любых напоминаний о событии:

• Избежание разговоров, мест, людей и событий, напоминающие о событии.

• Ощущение обособленности от окружающих, эмоционального ограничения или чувство укороченного будущего.

5. Пациент чувствует устойчивое и интенсивное автономное возбуждение, которое содержит неадекватную настороженность и неадекватную реакцию испуга.

6. Симптомы должны длиться более 1 месяца.

7. Симптомы должны вызывать выраженный дистресс и нарушение основных сфер человеческой жизнедеятельности.

Психофизиология ПТСР заключается в том, что ПТСР является соматическим переживанием. Крайне интенсивные слуховые, зрительные, тактильные и вкусовые стимулы, действующие одновременно, в первую очередь могут вызвать нарушение способности мозга интегрировать их в содержательное переживание, то есть, построение истории травмы, которая интегрировала травму и «Я» и сочетала травму с предыдущей структурой. Обычно участвуют все слои мозга: ствол-гипоталамус, лимбическая система и неокортекс. Важно, что нейроны способны к непрерывному физическому изменению [7, С. 8-16.].

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель исследования изучить опыт реабилитации участников на основе коммунального учреждения «Полтавский областной клинический госпиталь для ветеранов войны».

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Использовались статистическое наблюдение, сводка и группировка материалов статистического наблюдения, метод абсолютных и относительных величин.

ОБЗОР И ОБСУЖДЕНИЕ

По матеріалам исследования Полтавского военного госпиталя демобилизованные мужчины были осмотрены врачами-психотерапевтами и было установлено, что из 264 человек 57 (21,6%) жалоб на психическое расстройство не указывают; 99 (37,5%) мужчин выражают жалобы на раздражительность, нарушение сна, забывчивость, бессонницу, кошмарные сновидения, истощение; 25 (9,5%) выражают на трудности в общении; 10 (3,8%) – на раздражительность, агрессию, нарушение памяти, плаксивость; 61 (23,1%) – на тревожность, апатию, снижение настроения, колебания настроения, нарушение концентрации, внимания; в 52 (19,7%) из 264 присутствовали признаки психологических расстройств, соответственно в 212 (80,3%) человек признаков не обнаружено. Из 264 человек 92 (34,8%) поставлен диагноз здоровый; 78 (29,5%) мужчинам поставлен диагноз астено-невротическое расстройство; 21 (8,0%) мужчинам поставлен диагноз органическое астеническое расстройство; 71 (26,9%) человек присутствуют признаки психологического расстройства; 16 (6,1%) здоровые; 44 (16,7%) психотерапевтической симптоматики не выявлено; 61 (23,1%) – жалобы на умеренную раздражительность, нарушение сна, памяти, тревогу, бессонницу, апатию, замкнутость; 30 (11,4%) астено-невротическое расстройство органического происхождения; 82 (31,1%) на момент осмотра жалобы не обнаружено; 15 (5,7%) жалобы на раздражительность, агрессивность, изменения настроения; 9 (3,4%) имеют диссоциативное расстройство сна; 14 (5,3%) эмоционально уравновешены, фон настроения быстро меняется, присутствуют признаки психического расстройства; 191 (72,3%) эмоциональное состояние стабильное, фон настроения без резких изменений, жалоб нет; 25 (9,5%) эмоционально стабильны, фон настроения без резких изменений, присутствуют признаки психического расстройства; 11 (4,2%) эмоциональное состояние стабильное, фон настроения подавлен, отсутствуют признаки психического расстройства; 11 (4,2%) эмоциональное состояние нестабильно, фон настроения без резких изменений, присутствуют признаки психического расстройства.

При посттравматическом стрессовом расстройстве наблюдаются следующие клинические симптомы: немотивированная бдительность – человек внимательно следит за всем, что происходит вокруг, имеет постоянное чувство угрозы, взрыво реагирует. При любой неожиданности человек делает стремительные движения (бросается на землю при звуке низко пролетающего вертолета) притупленность эмоций – человек полностью или частично теряет эмоциональные проявления. Ему трудно устанавливать близкие и дружеские отношения с окружающими, также недоступны радость, любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность.

В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых беспросветных глубин отчаяния, человек теряет смысл существования. Возникает сильная апатия, появляется чувство вины: могут возникнуть сомнения, что он мог сделать больше, чтобы помочь близким. Человек может постоянно спрашивать себя, чем он заслужил то, что выжил, почему другие люди не были настолько счастливы. Возникают саморазрушительные мысли и поведение, вплоть до суицидальных.

Динамика переживания травматической ситуации включает четыре этапа. Первый этап – фаза отрицания или шока. На этой фазе, которая наступает сразу после воздействия травматического фактора, человек не может принять событие на эмоциональном уровне. Психика защищается от разрушительного действия травматической ситуации. Этот этап, как правило, относительно непродолжителен. Второй этап – носит название фазы агрессии и вины. Постепенно начиная переживать случившееся, человек пытается обвинять в этом тех, кто прямо или косвенно причастен к произошедшему. Затем Человек направляет агрессию на самого себя и чувствует интенсивное чувство вины ( «Если бы поступил иначе, этого бы не произошло»). Третий этап – фаза депрессии. После того, как человек осознает, что обстоятельства сильнее его, наступает депрессия. Она сопровождается чувствами беспомощности, одиночества, собственной ненужности. Человек не видит выхода из сложившейся ситуации, теряет ощущение цели. Жизнь становится бессмысленным: «Что бы я ни делал, ничего не изменишь». На этой стадии очень важна ненавязчивая поддержка близких, но человек, который переживает травму, не всегда ее получает, поскольку окружающие неосознанно боятся «заразиться» ее состоянием. Кроме этого, человек в депрессивном настроении неуклонно теряет интерес к общению ( «Никто меня не понимает»), собеседник начинает утомлять его, общение прерывается, чувство одиночества усиливается. Четвертый этап – это фаза исцеления. Для нее характерно полное (сознательное и эмоциональное) принятие своего прошлого и приобретение нового смысла жизни: «То, что произошло, действительно было, я не могу изменить; я могу измениться сам и продлевать жизнь, несмотря на травму». Человек способен приобрести с того, что произошло полезный жизненный опыт [8, С. 542].

По данным Полтавского военного госпиталя, из 264 демобилизованных мужчин, по 2016-2017 гг. больше по численности насчитывалось мужчин в возрасте 39-48 лет (2,6% – 6,4%). Больше всего демобилизованных 116 человек обратились в неврологическое отделение (43,8%), 53 человека – в гастроэнтерологическое отделение (20%), 50 человек в кардиологическое отделение (18,9%), и 45 человек в хирургическое отделение (17%).

Из исследованных данных всего 72 человека находились в АТО один год (27,2%). Добровольцы составляют 89 (33,6%), мобилизованные 175 (66%). Военных с опытом боевых действий 3 (1,1%). Военныхбез опыта боевых действий 10 (3,8%). Работников полиции составляют 11 (4,2%), ГСЧС – 2 (0,8%), 39 человек (14,7%) зарегистрированы на бирже труда, 63 (23,8%) – не работают. 111 человек (41,9%) имеют одного ребенка, 212 (80%) – проживают с семьей, 161 (60,8%) – в браке.

61 человек (23%) имеют среднее образование, 115 (43,4%) имеют среднее специальное образование, 2 (0,8%) имеют не полное среднее образование, 21 (7,9%) имеют не полное высшее образование, 65 ( 24,5%) имеют высшее образование.

В Полтавском военном госпитале психологический тест «Что для тебя важно?» прошли 264 человека. Для 20 человек (7,5%) важен баланс в жизни, для 124 (46,8%) человек важна мама, 24 (9,1%) важна психологическая помощь, 7 (2,6%) важно признание, для 71 ( 26,8%) важен отец, для 31 (11,7%) важна удача, 67 (25,3%) важная работа, 139 (52,5%) важна дружба, 44 (16,6%) важен комфорт, 23 (8,7%) важно внимание, 163 (61,5%) важно здоровье, 20 (7,5%) важно обучение, 23 (8,7%) важно терпение, 9 (3,4%) важна красота , 10 (3,8%) важна музыка, 54 (20,4%) важны деньги, 8 (3,8%) важно уединение, 34 (12,8%) важна радость, 42 (15,8%) важен юмор 8 (3%) важно расслабление, 16 (6%) важно равенство в отношениях, 72 (27,2%) важно благополучие, 67 (25,3%) важна верность, 29 (10,9%) важна самостоятельность, 22 (8,3%) важно быть вместе в отношениях, 7 (2,6 %) важна религия, для 5 (1,9%) важна одежда, 5 (1,9%) важно влияние на окружающих, 21 (7,9%) важно самоуважение, 2 (0,8%) важно быть в ритме жизни 3 (1,1%) важно принадлежать к обществу, 52 (19, 6%) важно понимание окружающих, 5 (1,9%) важно прикладывать усилия к цели и жизни, для 31 (11,7%) важна помощь другим, 18 (6,8%) важна интуиция, для 106 (40%) важен мир, 23 (8,7%) важна поддержка, 31 (11,7%) важна вера в себя, 10 (3,8%) важна еда, 15 (5,7% ) важна прямолинейность в своих взглядах, для 40 (15,1%) важны отношения, 23 (8,7%) важны животные, 33 (12,5%) важна природа, 35 (13,5%) важна ответственность, для 191 (72,1%) важна семья, 25 (9,4%) важна мудрость, 18 (6,8%) важен спорт, 7 (2,6%) важна приватность, 30 (11,3%) важна открытость , 1 (0,4%) важен вызов к окружающим, 18 (6,8%) важна близость.

Теоретическая программа по преодолению посттравматического стрессового расстройства среди военнослужащих имеет следующие этапы: подготовительный, основной, заключительный. Подготовительный этап включает ознакомление военнослужащих с основными принципами и приемами тренинга; сформировать положительное отношение к занятиям; выявить сущность посттравматического стрессового расстройства. Основной этап включает формирование у военнослужащих уверенности в успешном выполнении профессиональной деятельности, которая согласовывает смысловую перспективу, помогает позитивно мыслить, находить пути решения; ожидания и конструирования желаемого результата (интеллектуальный компонент); развивать у военнослужащих стремление к самосовершенствованию, целостность, целенаправленность в профессиональной деятельности (эмоционально-волевой компонент). Завершающий этап включает обобщение опыта, полученного военнослужащими в процессе работы тренинга.

Целью тренинга является преодоление посттравматического нарушения интеллектуальной и эмоционально-волевой сферы у военнослужащих.

К основным направлениям социально-психологической реабилитации военнослужащих относятся: психофизиологический (комплекс на психологическую диагностику, которая позволяет выявить наличие психотравмы, идентифицировать ее и провести оценку); психокоррекционный (применение психотерапевтических методов и соответствующих техник); социально-психологический (направленный на снижение эмоционального напряжения, восстановление функционального состояния организма, обучение основным методам психической саморегуляции, повышение личностного адаптационного потенциала).

Для улучшения эмоционального состояния демобилизованные мужчины проходили:

арт-терапию: 5 (1,9%) занимались витражной росписью, изготовлением и раскраской фигур, 6 (2,3%) занимались декорированием солью, 6 (2,3%) декупажем шкафов, рисованием жидким тестом, 5 (1,9%) занимались росписью из картонных коробок, 8 (3%) занимались росписью дисков, 10 (3,8%) изготовлением елочных украшений;

синематерапию: просматривали фильм 17 человек (6,5%), фильм «Герой» пересмотрели 6 (2,3%), «Последний герой» пересмотрели 7 (2,6%), фильм «Стажер» пересмотрели 4 (1,5%), фильм «Дорога домой» пересмотрело 4 человека (1,5%);

релаксационные занятия прошли 61 (23%) человек;

групповые занятия: мое хобби – 5 (1,9%) человек, моя семья – 4 (1,5%), рецепты от депрессии 5 (1,9%), народной медициной, занятием «стресс и путь его преодоления» занимались 5 (1,9%), занятием «воспоминания детства» занимались 4 (1,5%), больше занимались «путь к миру» – 28 человек (10,6%);

дополнительные мероприятия: экскурсия в краеведческий музей, прогулка по городу – 15 (5,6%), концерт ко дню ВСУ слушали 5 человек (1,9%), Мыс доброй надежды посетило 5 (1,9%).

ВЫВОДЫ

После прохождения вышеописанных мероприятий демобилизованные мужчины чувствовали себя лучше, по оценкам их психологическое состояние улучшилось. Популярным мероприятием для улучшения самочувствия оказалось занятие арт-терапией, где демобилизованные могли заниматься handmade, создавая собственными руками различного рода изделия. Также хорошим способом улучшения настроения для участников АТО были просмотры фильмов с определенной идеей, смыслом. Самой влиятельной терапией является релаксационные занятия, где воины могут абстрагироваться от всего и насладиться хорошей музыкой или пейзажами. Среди групповых занятий наиболее оговоренной стала тема «путь к миру», где ветераны могли пообщаться с психологом, выразить свои мысли и чувства, при необходимости посоветоваться на будущее. Таким образом, сами участники боевых действий могли оценить свое эмоциональное состояние и самостоятельно сделать вывод о пользе той или иной терапии.

Повышенное внимание к организации и совершенствования физической, медицинской, психологической реабилитации и социальной реадаптации участников АТО обусловлено требованием правительства Украины от 12 июля 2017, утвердившего «Концепцию Государственной целевой программы физической, медицинской, психологической реабилитации и социальной реадаптации участников антитеррористической операции на период до 2022». Она ориентирует на предоставление качественных услуг более 350 тысячам человек.

Принятие указанной Концепции обеспечит:

– создание системы реабилитации участников антитеррористической операции, которая способна предоставлять услуги более 350 тысячам человек с обеспечением мониторинга их физического и психологического состояния, адаптации в общественные процессы, в том числе в форме трудоустройства и занятости, и реагирования на их потребности;

– совершенствование государственных стандартов реабилитационных и социальных, в том числе психологических, услуг с учетом ведущего мирового опыта;

– внедрение прозрачной системы учета и оценки качества предоставляемых участникам антитеррористической операции реабилитационных услуг, в частности, услуг социальной и профессиональной адаптации, как составляющей национальной системы администрирования потребностей участников антитеррористической операции, позволит осуществлять эффективное управление бюджетными средствами.

Проблема посттравматического стрессового расстройства и необходимости постоянного его преодоления стала еще более актуальной в связи с общим обострением ситуации, особенно наблюдается среди военнослужащих, подвергающихся воздействию многочисленных стрессогенных факторов, действующих в условиях войны.

Развитию психологического напряжения способствует также специфика военной деятельности, характер которой, в сочетании с личностными свойствами, сказывается на особенностях переживания критических (травматических) ситуаций.

Исследователи посттравматических стрессовых расстройств молодежи указывают на необходимость целостного, интегрированного подхода в изучении соматического и психического здоровья (С. Лiповскi, Б. Ломов), комплексного учета влияния индивидуально-психологических особенностей на возникновение и развитие психосоматических дисфункций (Ю. Губачев, Б. Карвасарський, В. Мясищев), на роль механизмов общего адаптационного синдрома в развитии невротических патологий (Р. Лазарус, Г. Селье), на интеграционные параметры личности (Г. Аммон, Дж. Мак-Дауголл) и глубинные интрапсихические конфликты (Ф. Александер, Ю. Ващенко, Е. Рысс) как общие и специфические психологические факторы посттравматических стрессовых расстройств.

References

1. Ulriс I. Ubеr PTSD und Gruppen-psyсhothеrapiе mit Mеnsсhеn, diedurсh Kriеgtraumatisiеrtsind. Diеkroatisсhе Erfahrung. Traumaund Gruppe. Arbeitshеfte Gruppenanalise. Furdеrvеre in Gruрреntherapieе. In: Ulriс I. Muпstеr: 2000, p. 87–109.

2. Krasnov V.N., Yurkiy M. M., Voytsekh V. F. i dr. Psikhicheskiye rasstroystva v uchastnikov likvidatsii posledstviy avarii na Chernobyl’skoy AES [Mental disorders in participants in the aftermath of the accident at the Chernobyl NPP] Social and clinical psychiatry. 1993; 1: 5-10.

3. Meyerson F. Z. Adaptatsiya, stress i profilaktika [Adaptation, stress and prevention]. Moscow. The science. 1981; 115-162.

4. Chu J. A: Rebuilding Shattered Lives: The Responsible Treat ment of Complex Posttraumatic and Dissociative Disorders. New York: John Wiley&Sons. Inc.; 1998.

5. Herman J. L. Trauma and Recovery. New York: Harper – Collins; 1992.

6. Vander Kolk B. A. The body keeps score: App roaches to the psychobiology of posttraumatic stress disorder. New York: The Guilford Press; 1996.

7. Igrunova K. N. Psikhofiziologicheskiy mekhanizm stressa [Psychophysiological mechanism of stress]. Tauride Medical-Biological Herald. 2004; 8-16.

8. Kitayev-Smyk L. Psikhologiya stressa. Psikhologicheskaya antropologiya stressa. [Psychology of stress. Psychological anthropology of stress] Moscow: Academic Project. 2009; 943.

Вклад авторов:

В порядке очередности авторства

Конфликт интересов:

Авторы не заявляют о конфликте интересов

АВТОР ДЛЯ КОРРЕСПОНДЕНЦИИ

Наталья В. Харченко

Пер. Трудовой, 15 А, Полтава, Украина

тел: +380506191187

e-mail: nvkharchenko1963@gmail.com

Прислана: 21.07.2018

Утверждена: 02.12.2018